ЯНИС «Базилевс», 1-ый рейс. Часть 3

Последний рывок до Маврикия состоялся. Погода не баловала, но еще 5 глубоководных станций мы взяли: всего за экспедицию их получилось 13 (+1 первая мелководная). Как и раньше, ни одного серьёзного сбоя. Вторая часть экспедиции к востоку от Мадагаскара проходила в исключительно бедных водах и мы ожидали смены фауны хоть на какой-то глубине. Этого не произошло. Визуально численность мезопланктона уменьшилась в несколько раз на всех глубинах, но фаунистический состав доминирующих групп остался тем же. Макропланктона (в основном креветок и циклотон) стало в несколько раз меньше, что привело к нерегулярности их появления в сетях: если раньше стабильно было 2-3 экземпляра на станции, то теперь 1-2 штуки на 2-3 станции. Но прямая связь их биомассы с продуктивностью вод подтверждается.

Итак, общие результаты для юго-западной части Индийского океана:

1. Биомасса глубоководного мезопланктона и креветок, как и в Атлантике, связана с концентрацией поверхностного хлорофилла. Коэффициенты и R2 регрессий будут известны после обработки материала, но уже сейчас есть уверенность, что связь будет хорошей. Значит, оценка запасов глубоководного планктона и креветок на больших акваториях Индийского океана (на основе спутниковой информации о концентрации поверхностного хлорофилла) возможна.

2. Средняя биомасса креветок сопоставима со средней биомассой мезопланктона в водах разной трофности и наш вывод о кардинальной недооценке роли креветок в океане подтверждается для новой большой акватории.

3. Смена трофности вод в исследованном районе (а значит, в исследованных пределах) не приводит к серьёзной перестройке структуры сообществ. Соотношение групп остаётся стабильным. Похоже, что и состав доминирующих видов не меняется. В условиях яхты мы смогли определить только креветок Acanthephyra quadrispinosa и Systellaspis debilis, и оба вида домининировали по всему маршруту экспедиции.

4. Но самое главное, мы обрали 40 проб (14 станций) до глубины 1500 м в таком районе Мирового океана, где давно не было и вряд ли скоро будут глубоководные экспедиции. (Хотя чем чёрт не шутит, если наша идея пойдет в массы.) Эти пробы, зафиксированные в спирту, позволят не только изучить видовую структуру этого почти не исследованного района, но и провести молекулярно-генетические исследования для изучения истинного биоразнообразия, микро- и макроэволюционных процессов в Мировом океане. Дело за малым – доставить пробы к нам.

Вчера мы прибыли на Маврикий и даже потоптали его землю. Для меня это были необычные ощущения: я встречал здесь 1989 г в ходе 17-го рейса НИС «Витязь». Теперь, ровно 32 года спустя, я ощущал рядом тени Кира Назимовича Несиса, Николая Васильевича Парина, Юрия Александровича Рудякова (он единственный сейчас жив и в Америке), Михаила Владимировича Гептнера… Мне сейчас столько же лет, сколько им было тогда…

По радио постоянно звучат предупреждения об опасности маврикийских рифов, и не зря. Потоптав маврикийскую землю, пройдя все контроли, наша яхта была отправлена обратно на рейд. Мировая наука наука наскочила на рифы маврикийской бюрократии. Продолжение следует…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s